Как быть собой? Мастер-класс Фрица Перлза

Автор: Павел Рыбаков, 7 мая (318 просмотров)

Одна из целей психотерапии — в том, чтобы человек избавился от навязанных ему желаний в пользу собственных, чтобы свободно себя чувствовал рядом с другими и комфортно — в мире. Другими словами — чтобы он стал собой. Как решиться быть собой? Вспоминаем несколько вдохновляющих эпизодов из жизни психотерапевта Фредерика (Фрица) Перлза — создателя гештальт-направления и новатора в психотерапии.

Протест и театр

Будущий психотерапевт с детства бунтовал: отказывался учить уроки, прогуливал занятия, подделывал оценки в дневнике, бросал в лицо матери плетку, которой она его хлестала. Когда Перлза исключили из школы, учителя наконец-то выдохнули. Отец решил устроить его помощником мастера, но и тут Фриц сделал все по-своему: он записался в свободную школу, а оставшееся время посвятил театральной труппе левого направления, где проповедовались эмоциональная раскрепощенность и полное включение актера в роль.

Многие практики и принципы гештальт-терапии были взяты из актерской школы –— выражение эмоций через тело (движение и мимику), техника пустого стула, на котором нужно представить значимого для вас человека и вступить с ним в диалог, или знаменитая игра, где от лица любой вещи в комнате нужно рассказать историю ее жизни.

Свободу быть собой в присутствии другого Перлз перенес в свой метод психотерапии.  Он утверждал, что никогда не устает от работы, потому что на сессиях ведет себя так, как ему вздумается. Однажды на обучающем семинаре — а Перлз проводил их в огромных количествах — он уснул, слушая длинный и скучный рассказ клиента об увиденном сне. Когда клиент возмутился, Перлз достал чековую книжку, выписал тому чек на 10 долларов и вернулся ко сну.

Изначально Перлз выучился на врача. Во время Первой мировой войны добровольцем ушел на фронт и активно спасал раненых. И все же в первую очередь к лечебному делу его подтолкнуло любопытство: он считал, что медицина даст ему необходимые знания в сферах философии и физиологии.

Творческое приспособление

Чуткость и интерес к окружающему миру не раз помогли Перлзу приспособиться к переменам. Во время инфляции и голода в Германии в 1922-м Перлз и его семья буквально выживали за счет двух его клиентов. Один из них был банкиром, и по его рекомендации Перлз выгодно вложился в ценные бумаги, а другой — мясник — приезжал на сеанс раз в неделю с большим пакетом сосисок.

То, что удавалось Перлзу, в гештальт-терапии называется «творческим приспособлением» — это когда в любой непонятной ситуации мы сохраняем равновесие между своими потребностями и потребностями других, при этом достигая того, что нам нужно иным — изобретательным — путем.

В начале 20 века психоанализ был прогрессивным и бунтарским направлением лечения психических расстройств — естественно, это привлекло Перлза. Он учился у легенд: психоанализ ему преподавал Вильгельм Райх, супервизорами были Карен Хорни и Отто Фенихель. «От Фенихеля я получил сомнения, от Райха — дерзость, от Хорни — человеческое участие без терминологии», — говорил Перлз.

Значительную часть жизни он был преданным психоаналитиком, что в том числе выражалось в постоянной полемике с Куртом Гольдштейном. Тот был врачом-неврологом, у которого Перлз проходил практику, и сторонником холистического подхода в медицине — то есть целостного взгляда на человека. Ирония в том, что позже холизм станет основой гештальт-терапии, на нем базируется представление о взаимоотношении организма и окружающей среды как единой системы.

Сбежав из Германии после прихода нацистов к власти, Перлз организовал в Южной Африке институт психоанализа. «Я еду проповедовать фрейдовское евангелие в Южную Африку». Здесь он вел вольную богатую жизнь в огромном доме с личным ледовым катком, а еще управлял собственным самолетом.

Перлз не был бы собой, если бы спокойно ужился в рамках психоаналитической теории. Его раздражала отстраненность психоаналитиков в работе с клиентом; он называл коллег «счетно-вычислительными трупами», а основной для психоанализа «метод свободных ассоциаций» — «методом свободных диссоциаций».

Когда на Пражском международном конгрессе по психоанализу Перлз представил свою работу по «оральному сопротивлению», его освистали, так как в психоанализе признавалось только анальное сопротивление. Когда он специально приехал из Южной Африки, чтобы встретиться с Фрейдом, тот спросил его: «Ну и когда вы уезжаете?». Перлзу все это надоело, и в 1942 году он опубликовал книгу «Эго, голод и агрессия» с подзаголовком «Ревизия теорий Фрейда» — манифест гештальт-терапии.

Личность человека не является чем-то внутренним и статичным, она рождается во взаимодействии с окружающим миром — так полагал Перлз. Он считал постоянный контакт с миром и другими людьми важнейшим условием психического благополучия и развития человека. Даже о борьбе с идеями Фрейда он говорил так: «Фрейд, его теории, его влияние слишком важны для меня. Мое восхищение, замешательство и мстительность крайне сильны. Его страдания и смелость глубоко трогают меня… Я глубоко признателен за то, сколько много мне самому удалось совершить, полемизируя с ним».

Состояние внутренней свободы в отношениях, способность играть, любопытство и живой интерес к процессам внутренним и внешним — те качества, которыми Перлз пытался поделиться через свой метод. Их стоит развить в себе, даже если вы предпочитаете гештальту другое направление психотерапии.